Новости и публикации
ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА УКРАИНЫ (современные тенденции методологии)

ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА УКРАИНЫ (современные тенденции методологии) УДК 340.115 (477) 

Legal science of Ukraine (modern trends of methodology) Abstract. In this article was formulated the question of the status of the modern methodology in jurisprudence. Indicated that the problem of the philosophy and of the pragmatism in the choice of method research, shows the efficiency of the epistemological and the prognostic functions of legal science. The attention is focused on the importance of building a new methodological postulates at the general theoretical jurisprudence.

В широких кругах известно, что украинская юридическая наука чрезвычайно часто отстает от актуальной реальности, инициатива, в решении проблем которой уже в ведении не юристов, беспрецедентно то, что сегодня юридическая наука потеряла первенство в созидании нормотворчества. Концептуальность и доктринальная обусловленность уже не критерий нормативно-правового акта. 

Опыт правоприменения все чаще показывает «оторванность» юридической практики от теории отраслевых сфер права, чем соответственно понижает инструментальное значения идеального от реального состояния права. В тоже время, правовая жизнь продолжает создавать все новые формы своего существования, которые будучи не изученными правоведами, разрушают ранние созданные правовые механизмы. В этой связи, прискорбно отмечать доминантность описательной и интерпретационной роли современной правовой науки, забывая о важности её гносеологической и прогностической функций. 

Кризис современной метатеории права и государства, а именно функциональной части юридической науки в целом, усиливают степень внимания сообщества ученных к необходимости обновления методологии и понятийно-категориального юриспруденции. Конечно, на протяжении последних десятилетий метатеория не стояла на месте, она довольно быстро, и главное – многоаспектно развивалась. Однако нельзя оставлять без внимания то, что кризисные процессы в политике и в экономике Украины, в мире в целом, влияют на общее состояние отечественной юриспруденции. В данном случае речь идет не о кризисе отдельных парадигм теории права и государства, как и не о ее сугубо функциональную (прикладную) несостоятельность. Все в большей степени сказываются глубокие системные противоречия, проявляющиеся на методологическом уровне – на уровне философии науки, базовых обоснований, фундаментальных гипотез, определяющих общую логику современных общественных трансформаций, только с учетом, которых можно говорить о результативности одновременно всех функций юридической науки.

Постановка задания, состоит в поиске интегративных подходов выбора метода исследования, что предполагается, позволит развить гносеологическую и прогностическую функцию юридической науки до уровня современных тенденций развития украинского общества.

Результаты исследования. Определяя характер современной юридической науки, директор Института государства и права им. В. М. Корецкого НАН Украины, академик НАН Украины Шемшученко Юрий Сергеевич полагает, что широкий спектр актуальных государствоведческих и правовых проблем еще не получили глубокого, всестороннего освещения на страницах профессиональных изданий, недостаточно используются прогностические функции юридической науки, а сама она еще не стала эффективным средством системных демократических преобразований в Украине. По мнению ученного, системному и результативному проведению реформ в Украине, надлежащему обеспечению демократических принципов управления государственными процессами мешают пренебрежение научно-обоснованными предложениями и рекомендациями ученых со стороны государственных структур, правовой нигилизм значительной части украинского общества [16].

Еще в начале ХХІ века член-корреспондент Национальной Академии Правовых Наук Украины, профессор Оборотов Юрий Николаевич отметил, что проблема функций юридической науки в Украине приобретает сегодня особое значение, поскольку необходимо преодолевать то разъединение юридической науки и юридической практики, что со временем только усиливается. Конечно, во многом эта ситуация объясняется сохранением высокого уровня политизации правовой среды. Но дело не только в этом. Заметное влияние имеет также наследования собственного правового багажа и использование устоявшихся (традиционных) правовых ценностей, догматизированного правового мышления на фоне сонного состояния правового менталитета. С другой стороны, идет процесс непрерывного вбрасывания в правовую сферу все новых правовых норм и институтов, заимствованных из других правовых культур, создано ряд кодифицированных актов с бесконечными к ним дополнениями и изменениями [1.  с. 361].

Немного позднее замечаем, что в 2003 году американский социолог и философ-неомарксист, один из основателей мир-системного анализа Иммануи́л Мо́рис Валлерста́йн, указывает подобное, а именно, что состояние в науке определилено тем, что социум первой половины XXI века по своей сложности, нестабильностью и одновременно открытостью намного превзошел все виденное нами в ХХ веке, и вряд ли будет существовать через пятьдесят лет [2, с. 5].

Анализируя сложившеюся ситуацию применительно к Украине, профессор Оборотов Ю.Н. первым достаточно точно обозначил начало нового витка в развитии украинской юридической науки, указав: «… что от долговременных дебатов о значении методологии юриспруденции для постижения современной правовой жизни уже произошел переход к определению содержания методологии юриспруденции, определению её уровней, направлений и сфер приложения. Можно считать, что начался процесс утверждения методологии, как устойчивой исследовательской базы, обеспеченной философскими, общетеоретическими и отраслевыми достижениями …» [3, с. 10]. 

Существуют разные мнения в связи с чем обусловлено подобное состояние юридической науки, возможно влияет современная макроситуация, которая постоянно ощутимо осложняется многоаспектностью новейших трансформаций, касающихся не только общецивилизационных изменений, но и ускорения системной глобализации, переходом от формационного к постформационному обществу, отрицанием роли «государства-нации» и, утверждение основ трансрыночного социума.

Подобного рода социальные противоречия в истории обществ и науки, под воздействием которых изменялась сама наука, немецкий философ Георг Вильгельм Фридрих Ге́гель (27.08.1770-14.11.1831 гг.) описывал так: «То, что до этого периода времени именовалось метафизикой, – истреблено, так сказать, с корнем и стеблем и исчезло из ряда наук» [4. с. 75.]. Убежденный в том, что причиной краха старой метафизики была несостоятельность её метода, способа воззрения, Гегель перенес значение термина с предмета философствования на его метод. Так создалось противопоставление метафизики диалектике, противопоставление методологическое [5. с.131.] . 

Каждая эпоха имела свои парадигмы, способы постановки проблем и методы их решения, причем в процессе постижения мира сознание человечества непросто наполнялось и пополнялось знаниями, а остро переживало борьбу истины и заблуждения, полузнания и псевдознания, науки и лженауки, объективного знания и веры в несуществующее и неосуществимое. Знание порой очень долго, в процессе трудной борьбы, преодоления инерции мышления укоренялось в науке и получило общее признание [6. с. 12]. 

В контексте современной социальной подвижности и как следствие в методологическом противопоставлении научности с ненаучностью в праве, актуальности приобретает проблема обоснования новых методологических граней и уровней юридической науки.  

 В этой связи, известный нам профессор Оборотов Ю.Н. обосновывает идею «общетеоретической юриспруденции», как теории государства и права нового времени, которая призвана применительно ко всей совокупности юридических наук выполнять консолидирующую роль, поскольку не только определяет формирование категориального аппарата юриспруденции, но и обеспечивает согласование теорий различного уровня (отраслевых и специальных) путем формирования общетеоретического знания и его методологического воздействия на развитие правовой сферы и институтов государства [7. с. 61].       

Подобные мысли мы встречаем в академика Национальной Академии Правовых Наук Украины, профессора Скакун Ольги Федоровны: «… что в условиях когда происходит проблематизация юридической науки и оснований права, а сопредельные исследовательские направления и юридические дисциплины (философия права, антропология права и др.) признаются вспомогательными составными частями теории права, приумножились предложения ученых ввести новое название для общей теории права и государства – «общетеоретическая юриспруденция» …» [8, с. 18].

Эта ситуация объясняется тем, как показывает профессор Скакун О.Ф., что с одной стороны, постановка вопроса настолько же закономерна, как и возрастание роли и значения теории права и государства (общетеоретической юриспруденции) для всей юриспруденции в условиях осознания значимости её проблематизации. Ведь юриспруденция требует соблюдения единства языка права и используемого состава согласованных понятий. С другой стороны, важна не столько замена названий дисциплины, сколько концептуально выдержанное содержание её предмета, исключающее некритическое его расширение за счет психологии, этики и других дисциплин, однако требующее использования обновленного правового инструментария – современной методологии и понятийно-категориального аппарата [8, с. 18]. С учетом этого, профессор Скакун О.Ф. считает, что в случае преобразования теории права и государства в рефлексию о высоких материях, интересную, но оторванную от нужд реальной жизни, она не сможет выполнять роль обобщающей общетеоретической, фундаментальной, методологической наукой и учебной дисциплины относительно других юридических наук и практики, то есть стать общей теорией всей юриспруденции [8, с. 20].

Исходя с изложенного, думается, что непосредственно методология нового времени должна решить проблему оторванности современной юридической практики от науки, соответственно заложить продуктивный потенциал в гносеологическую и прогностическую функцию юридической науки для решения всех будущих нужд на практике.     

В последних научных дискуссиях заявлена мысль, что методологическое наполнение современных исследований в правовой системе необходимо вести в направлении определения движения правовой системы Украины по линии модернизации (прогрессивных изменений), на основе учета сложившихся традиций правовой жизни Украины, правового менталитета украинского народа и его правовых институтов [3, с. 10]. 

Известно, что проводя научные исследования идеального и реального в праве, также нужно исходить из того, что научная методология выходит за собственные (специфические) научно-познавательные границы и все в большей степени интегрируется непосредственно в философское пространство. В этой связи, профессор кафедры методологии и истории Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (Россия) Ананьин Олег Игоревич отмечает, что философия в ее новейших определениях выполняет инструментальную функцию по методологии [9, с. 53-54].

С учетом философской многогранности смыслов, стилей, подходов, парадигм в наполнении современной методологии, использование которой будет направленно на получения инструментального результата на практике, важно принимать к сведенью научные идеалы прагматизма (философского течения начало которого связывают с именем американского философа XIX века Чарльза Пирса), тогда развитие юридической науки получит более четкую аксиологическую ориентацию. Соответственно если ученые сосредоточат свои усилия преимущественно на разрешении проблем общеправового (человеческого) характера, а не только государственных интересов. В этом ключе, «антропологическая» переориентация науки – действенный фактор, обеспечивающий её динамизм и социальную востребованность. Но с другой стороны, абсолютизация соответствующих представлений может привести к преобладанию практико-прикладных разработок, «практизации» процесса научного познания, принижению статуса фундаментальных государствоведческих исследований, не имеющих как бы (при первом приближении) практического значения, но лежащих, тем не менее, в основе перспективного развития совокупного научного знания.

Углубляясь в анализ проблемы надо учитывать то, что научная методология одна из наиболее важных составляющих любой науки, (тем более юридической науки) так как в конечном счете речь идет о том, чтобы научить, как получать новое знание, как применять его в практической деятельности. Вместе с тем это и одна из самых сложных проблем, которая и детерминирует изучение наукой своего объекта, и является итогом такого изучения. Методология обусловливает изучение объекта уже потому, что научный поиск с самого начала должен владеть определенной суммой приемов и средств достижения нового знания. В этой связи, методология является итогом изучения, ибо полученное в его результате знание касается не только самого объекта, но и приемов его изучения, а также применения полученных результатов в практической деятельности.

Учитывая согласованность мнений касательно обозначенной общей характеристики и научного значения методологии, существует мысль зависимости развития науки от цикличности и линейности развития её методологии. Это объясняется тем, что в процессе познания наблюдается взаимный переход предмета и метода. Метод формирует новое содержание теории, способствует формированию ее новой структуры, одухотворяет «тело науки». С годами происходит возрастание значения методологии в процессе познания. Этому способствует изменение в социально-правовой действительности, что влечет к развитию методологии познания, становлению науки, появлению теорий и формированию самой эмпирической реальности.

Важно иметь ввиду, что методология юридической науки, в прошлом имела разные попытки разработать универсальную теорию развития, в аспекте зависимости от развития самой науки. К примеру, английский философом Имре Лакатос (1922-1974 гг.) полагал, что стержнем развития науки является идея конкуренции научно-исследовательских программ.

Непосредственно сама методология возникла в европейской культуре и была тесно связана с прогрессом эмпирической стороны науки. Начиная с французского философа Исидо́ра Мари́ Огю́ст Франсуа́ Ксавье́ Конта (1798-1857), она далее претендовала на замещение собою прежней философии с её метафизикой. Но методология стала средством осмысления научного знания в контексте его отношения как к исповедуемой реальности, так и к человеку, к субъекту научного познания, включенному в контекст исторической реальности. Обсуждая происхождение и различные смысловые контексты фундаментальных понятий, методология помогла вписать абстрактные схемы научных теорий в карту мира [12, с 77-79].

 Зависимость науки от её методологии рассматривал и австрийско-британский философ и социолог Карл Раймунд По́ппер (1902-1994 гг.). Он пытался доказать, что наука не создается на основе наблюдений, в развитии науки эмпирические наблюдения и эксперимент играют роль критических аргументов [13, с 258].

Именно состояние научной методологии в диалектике с определенным историческим временем, обществом его опытом, культурой и достижениями есть первым показателем и отражателем наличия действенных проблем современной науки и практики. Данное состояние методологии юридической науки обусловлено также тем, что глобализация и в частности эпоха постмодерна в сопровождении с многообразием её элементов в некоторой степени усложняет поиск и синергию надлежащего подхода, парадигмы или же метода, в связи с внедрением в научную мысль неограниченного количества идейных вариаций.

Доктор юридических наук, профессор, академик РАН Вла́дик Сумба́тович Нерсеся́нц (02.10.1938-21.07.2005гг.) писал, что современная глобализация (включая юридическую глобализацию как её важную составляющую часть) – при всех особенностях её содержания и специфических свойствах, характеристиках и т.д. представляет собой определенную новою ступень в дальнейшей универсализации всемирной истории человечества и земной цивилизации. Для надлежащего понимания и оценки её содержания, форм проявления и тенденций развития необходимо её исследование, уяснение и освещение в общественном контексте всемирно-исторического развития процессов глобализации (в том числе и юридической), во взаимосвязи (выявлении общего и особенного, преемственности и новизны и т.д.) с предшествующими этапами глобализации (их достижениями и потерями) и видимыми последствиями и перспективами нынешних процессов глобализации [17].

В юридической научной литературе по этому поводу верно отмечалось, что глобализация оказывает существенное влияние на трансформацию, изменения и модернизацию государственно-правовых институтов, норм и отношений на всемирном, макрорегиональном и внутригосударственном уровнях, стимулирует, ускоряет и обновляет процессы универсализации в области права. [18, с. 113].

Некоторые ученные отмечают, что среди тенденций которые влияют на развития науки и её методологий, кроме глобального уровня и универсализации права, следует выделить также региональный уровень и унификацию права [19, с. 146].

Выводы. Соответственно представляется возможность в таком аспекте определить методологию современной юридической науки, как некую инструментальную несостоятельность используемых методов, подходов и парадигм в решении текущих проблем, в следствии неопределенности аксиологических, цивилизационных и духовных доминант украинского общества в контексте отсутствия главенствующих (стратегических) целей и стандартов своего будущего развития в масштабе государства в период глобализации мировых культур.

Современная юридическая наука в аспекте актуальных проблем правовой жизни личности, общества и государства должна ориентироваться на использование синергетического подхода в выборе тех методов, методологических концепций, парадигм и т.д., которые апробированы нынешнем юридическим опытом, результаты которого получили свое эффективное применение на практике в Украине. Более того, в условиях изменчивости, глобализации мира и универсализации права и государства, юридическая наука должна выработать тот методологический инструментарий, который способен оперативно учитывать особенности национальной правовой системы, состояние и развитие её элементов с учетом всех влияний из нутрии и наружи. В этой связи, достаточно убедительно можно зазрение заявить о несостоятельности тех методов и научных методологий в праве, которые будут оторваны от исследования или решения нужд реальной жизни украинского общества, наполнены популизмом и демагогией. 

Литература

  1. Оборотов Ю. М. Актуальні грані загальнотеоретичної юриспруденції : монографія / за ред. Ю. М. Оборотова. – Одеса : Фенікс, 2012. – 492 с.

2.            Валлерстайн И. Конец знакомого мира : Социология ХХІ века / Пер. с англ. под ред. Б. Л. Иноземцева; Центр исследований постиндустриального общества. – М.: Логос, 2003. – 368 с.

  1. Оборотов Ю. Н. Методология состояния и методология развития правовой системы. Розвиток методології сучасної юриспруденції : матер. Третьої Міжнар. Наук. конф. (м. Одеса, 12 квітня 2013 р.) / відп. ред. Ю. М. Оборотов ; Націон. ун-т. «Одеська юридична академія». – Одеса : Фенікс, 2013 – 220 с.
  2. Г. В. Ф. Гегель. Наука логики. т. 1. М., 1970. – 501 с.
  3. Асмус В. Ф. Иммануил Кант. – М.: Наука, 1973. –531 с.
  4. Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права / Под редакцией д.ю.н., профессора В. А. Томсинова. М.: Зеркало, 2008. – 452 с.
  5. Оборотов Ю. М. Наукові праці Одеської національної юридичної академії. т. 8. «Юридична література»., Одеса. с. 325.
  6. Скакун О. Ф. Нуждается ли в обновлении название дисциплины «Общая теория права и государства»?! Питання удосконалення методології сучасної юриспруденції : тези Другої Міжнар. наук. конф., присвяч. пам’яті проф. О. В. Сурілова (м. Одеса, 30-31 березня 2012 р.) / за заг. Ред.. Ю. М. Оборотова. – Одеса : Фенікс, 2012. – 276 с.
  7. Ананьин О. И. Структура экономико-теоретического знания: методологический анализ. Ин-т экономики РАН. – М.: Наука, 2005. С. 153-157.
  8. Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ. – М., 1990. – 304 с.
  9. Малюкова О. В. О Соотношении теории научно-исследовательских программ Лакатоса и методологии эпистемологических программ // Вестник Московского государственного областного университета. серия: Философские науки. – № 3 – 2010. –  С. 38-45.
  10. Чешев В. В. Есть ли у методологии науки антропологический контекст? // Эпистемология & философия науки. – т. 4., – № 2., – С. 77-79.
  11. Поппер К. Предположения и опровержения: Рост научного знания / Пер. с англ. А. Л. Никифорова, Г. А. Новичковой. – М.: ООО «Издательство АСТ», ЗАО НПП «Ермак», 2004. – 638 с.
  12. Павко А., Задорожній О. Інтелектуальний фермент юридичної науки //Віче № 19, – 2012.
  13. Нерсесянц В. С. Процессы универсализации права и государства в глобализирующемся мире. // Государство и право. 2005 – № 5 – С. 38-47.
  14. Лукашук И. И. Глобализация и право // Государство и право. – 2005. – № 12. – С. 113.
  15. Новак А., Рычь К. Глобализация и транснациональная интеграция // Философия хозяйства. Альманах Центра общественных наук и экономического факультета МГУ. – 2006. – № 3 (45). – С. 146-152. 

Павлов Сергей